Лого
Лого Театр Антона Чехова под руководством Леонида Трушкина П р е д с т а в л я е т . . .

Купить билет на спектакль

Крутые виражи

Крутые виражи

Авантюрная комедия

16+

Создатели

Автор Эрик
Ассу
Режиссёр Леонид
Трушкин
Художник по костюмам Владимир
Викью
Композитор Владимир
Давыденко

Актёры

Пьер Геннадий
Хазанов
Элен Анна
Большова

Смотреть трейлер спектакля

Своей старшей дочери Лизе режиссер посвящает этот спектакль.

Снова о любви. Она бывает страшной и нежной, лишает рассудка, рождает иллюзии, возносит и ниспровергает. И если от любви до ненависти всего один шаг, каково расстояние в обратную сторону: от ненависти до любви? Жизнь подарила герою невероятную встречу с женщиной. Встречу, которая могла бы перевернуть его жизнь... Все-таки случайное знакомство – непредсказуемая штука. Эта роль была написана специально для Алена Делона. А у нас ее играет Геннадий Хазанов. Это определило жанр спектакля, а, может быть, и смысл...

Фотографии спектакля

Отзывы о спектакле

Геннадий Хазанов примерит на себя роль Алена Делона / Журнал "Театрал"

В Театре Антона Чехова полным ходом идут репетиции спектакля «Крутые виражи» по пьесе французского писателя Эрика Ассу.

В качестве режиссёра выступает худрук театра Леонид Трушкин. В центре пьесы, рассказывающей о любви и ее превратностях, оказывается немолодой мужчина Пьер. Совершенно случайно он знакомится с девушкой по имени Элен, которая в корне меняет его привычный образ жизни. Пьеса Ассу была написана специально для Алена Делона. В Российской версии, которую режиссер охарактеризовал как «почти комедия», роль французского актера доверили Геннадию Хазанову. Его возлюбленную сыграет Анна Большова.

Получится ли у Хазанова вжиться в роль секс-символа прошлого столетья, ясно станет после премьеры. Она намечена на 8 октября.

...
Геннадий Хазанов примерит на себя роль Алена Делона / Журнал "Театрал", 28 сентября 2011 г.
«Крутые виражи» или премьера нового спектакля в Москве / Салынская Галина Николаевна, ЗаСценой.ру

8 октября 2011 года в театре Эстрады прошла премьера спектакля «Крутые виражи».

Эту «почти комедию» Театра Антона Чехова поставил замечательный режиссер и художественный руководитель этого театра – Леонид Трушкин .
Среди пришедших был замечен Александр Ширвиндт со своей супругой. И вообще, на эту премьеру собрался полный зал зрителей.

И не мудрено – в спектакле одну из главных ролей играет Геннадий Хазанов. Уже одно это имя говорит о том, что премьера должна быть стоящим событием… с хорошим исполнением и без современной пошлости, заполонившей сцены и экраны. И, действительно, яркая игра Хазанова впечатляет, так как он не может выступать без полной отдачи, без того накала и той выразительности, которых мы безуспешно ждём во многих постановках и в новых фильмах.

Так как Хазанов – это удивительный талант! Это артист, которым я восхищаюсь ещё с 70-ых годов…

Итак, по порядку. Действие происходит в одной квартире, всего играет 2 человека, и по продолжительности оно занимает у них двое суток. Вроде бы, ну что может произойти с людьми за такой маленький срок? Но не случайно – название пьесы – «Крутые виражи». Это смена сцен со сменой имиджа героини потрясает. Первое настоящее удивление происходит при втором её выходе…

Начинаешь думать – ведь сказано, что в пьесе всего два действующих лица, не может быть! Просто не веришь своим глазам, как будто ты сам на месте героя и ничего не понимаешь… И так весь спектакль – вираж за виражом, и всё на одном дыхании. Накал возрастает с каждой минутой, и… такой необычный конец!
Анна Большова раскрылась здесь по полной программе. Не знаю – как ей приходилось вписываться в эту удивительную игру, но смотрится дуэт превосходно, на очень высоком уровне.

Интересно, что все спектакли Театра Антона Чехова идут без антракта. И это не утомляет, на удивление, так как режиссёр очень долго «вынашивает» все постановки... та пьеса была написана известным французским драматургом Эриком Ассу специально для Алена Делона. Но посмотреть эту вещь с Хазановым стоит. Я уверена, что он играет лучше.

Не пропустите возможность посмотреть эту постановку, не пожалеете.
Пройдёт некоторое время, и «Крутые виражи» назовут одним из лучших спектаклей Леонида Трушкина.

...
«Крутые виражи» или премьера нового спектакля в Москве / Салынская Галина Николаевна, ЗаСценой.ру, 13 октября 2011 г.
Интервью с Анной Большовой / Журнал "Театрал"

Анна Большова «За роль борюсь до последнего»

Актриса Анна Большова говорит, что после «Остановки по требованию» за ней закрепился образ страдающей героини – вечной брошенки. Однако ни в какое сравнение этот образ не идет с теми ролями, которые играет она на ленкомовской сцене. Здесь новые роли репетируются нечасто, зато входят в репертуар основательно и на много лет. В интервью «Театралу» актриса рассказала о том, как дождаться своего очередного звездного часа достойно.

– Анна, прочитала ваши интервью и сложилось впечатление, что вы часто недовольны собой, как говорится, все время в поиске. Но ведь есть чем гордиться – в «Ленкоме» вы играете Кончиту в легендарной «Юноне и Авось», среди крупных ваших ролей Анна Болейн в «Королевских играх»…

– Но при этом я играю и эпизоды…

– Для вас имеет значение, сколько времени ваш персонаж проводит на сцене, ведь хочется быть в центре внимания?

– Ну, положим, амбиций мне не занимать. К сожалению... Но и от эпизодов я не отказываюсь. Они ведь разные. Для артиста важно, чтобы на глазах у зрителя за отведенное сценическое время его персонаж менялся. И не имеет значения, как долго длится сцена. Главное, ЧТО в ней происходит. Когда есть, ЧТО играть! Поэтому даже эпизод может вызывать не меньше волнений, чем выход на сцену в полномасштабной работе.

– Почему?

– Есть, например, личные моменты. «Пролетая над гнездом кукушки» был единственным спектаклем, где я играла с Александром Гавриловичем Абдуловым. Небольшая роль у меня и в спектакле «Город миллионеров», но я играю ее уже много лет подряд и каждый раз с нетерпением жду, поскольку у меня там совместная сцена с Инной Михайловной Чуриковой, которую обожаю! С такими партнерами любой эпизод в радость.

– А бывает, чтобы «не в радость»?
– Как-то в «Королевских играх» мы с Лазаревым-младшим за короткую сцену успели разругаться, подраться, всплакнуть и помириться, и произошло это между актерами Большовой и Лазаревым параллельно существованию наших персонажей. А началось с того, что мне показалось, будто Александр Лазарев невнимательно отнесся к моей реплике, и я решила привлечь его внимание. Но способ привлечения ему совсем не понравился. В результате прямо во время действия развернулся параллельный мини-спектакль. А вернувшись за кулисы, очень смеялись: ничего себе прожили!

– В кино вы сыграли много разнообразных ролей, но в театре на этом фоне жизнь более размеренная, неспешная. Вам в театральной работе киношный опыт помогает?
– Это всегда по-разному. Скажем, после сериала «Остановка по требованию» за мной закрепился образ «страдающей Наташи», вечной брошенки – этакой лирической героини... А в театре в тот период у меня были сплошные ведьмы! Обидно, когда амплуа прочно прилипает к тебе, и в итоге ни режиссер, ни ассистент по актерам не видят тебя в той или иной работе и не дают шанса попробовать. И ты ходишь вокруг да около, понимаешь, что могла бы это сыграть, но роль предлагают другой актрисе. Однажды я пожаловалась завтруппой «Ленкома»: «Инна Георгиевна, я ведь острохарактерная актриса!» – «Знаю», – сказала она. И мне стало легче. Слава богу, что кто-то знает…

– А когда желанная долго роль не приходит, у вас опускаются руки?

– Нет, стараюсь не унывать и борюсь до последнего. Кстати, в этом огромное преимущество репертуарного театра перед кино. Там все продиктовано условиями рынка. В театре же настоящая творческая лаборатория – всё на виду. И потому, когда мне сказали, что Марк Анатольевич Захаров будет искать актрису на роль Кончиты и вроде бы даже хочет ввести в спектакль меня, я обрадовалась и сказала себе, что отдам все силы этой работе. Однако шло время, образовалась пауза: меня не вводят, но и судьба спектакля никак не решается. Видимо, в отношении меня возникли сомнения. И когда у меня больше не оставалось сил находиться в состоянии неопределенности, я подошла к Марку Анатольевичу: «Может, мне тоже показаться?» Он внимательно посмотрел на меня и ответил: «Да». Я показалась и… получила роль.

– Скажите, а может ли актер адекватно оценить свои возможности?
– Недавно как раз на этот счет у нас разгорелся спор с режиссером Леонидом Трушкиным. В Театре Антона Чехова вышли «Крутые виражи» в его постановке, где я играю вместе с Геннадием Хазановым. К слову скажу, что это огромное удовольствие выходить с Геннадием Викторовичем на сцену. Да и роль у меня необычная – за полтора часа я меняю пять образов. Говорят, получается убедительно... Но после выпуска Леонид Григорьевич сообщил мне, что у него были сомнения, смогу ли я все это сыграть. Признаться, такая реакция меня удивила, ведь если бы я не чувствовала, что это – мое, то не соглашалась бы играть. Когда читаешь пьесу или сценарий, возникает некое ощущение, предчувствие. С этого и начинается путь (как правило, долгий!) к тому, что зритель увидит на сцене. Присматриваешься к своему персонажу, пытаешься представить его и так, и эдак. Но в мастерстве актера есть золотой закон: первое прочтение зачастую самое точное, и нужно об этом не забывать, поскольку в конечном счете после мучительных репетиций, экспериментов, проб и ошибок ты приходишь именно к тому, что изначально возникло в твоем во-ображении.

– Вот вы говорите о мастерстве актера. В связи с этим вопрос: какие роли давались вам особенно трудно?
– Никогда не забуду мучительные репетиции «Свадебного путешествия» Эдуарда Боякова по пьесе Владимира Сорокина. Одна из тем пьесы – вина немецкого народа перед еврейской нацией. Спектакль начинался монологом моей героини, в котором была ненормативная лексика. На репетициях сложилась очень теплая, почти семейная атмосфера, мне было комфортно, хотя никак не решалась основная проблема – матерные слова я произносила заметно тише остального текста. Артисты видели, что я стесняюсь и потому давились от смеха. Однажды на репетиции пришел Владимир Сорокин, и мы решили показать ему монолог – ведь это отправная точка спектакля. Володя, заметив мое стеснение, сказал, что пьеса писалась для немецкой аудитории, и мат использовался лишь для того, чтобы при переводе был сохранен эмоциональный накал. В русском варианте мат вообще не обязателен. От этого «уточнения» во мне что-то расслабилось, и, приступив к монологу, я вдруг неожиданно выдала брани в четыре раза больше, чем в тексте... С моими коллегами случилась истерика...

– А для вас есть запреты в искусстве? На что никогда бы не согласились?

– Есть, конечно. Не люблю, например, фальшивых изысков, я от них болею. Ненавижу, когда душевную болезнь преподносят как режиссерскую индивидуальность. Честнее материться, чем вешать лапшу на уши и медленно убивать зрителя своими комплексами и нездоровьем.

– Вы играете в репертуарном театре, но участвуете ведь и в антрепризе. Зачем вам это? Уж во всяком случае на недостаток зрительского внимания грех жаловаться, поскольку «Ленком» один из самых аншлаговых театров Москвы – на вас ходят, вас любят…
– Все очень просто. Мне антреприза дает возможность поработать с артистами из других театров. Это держит меня в творческом напряжении и помогает расти, пока нет новых ролей в «Ленкоме». Поэтому так дорог мне «Трамвай «Желание» Александра Марина, где играю с Алексеем Гуськовым, Ольгой Прокофьевой, Евгенией Дмитриевой. Спектакль сделан очень «по-настоящему», в лучших традициях репертуарного театра. Так получилось, что я сыграла там и Бланш, и Стеллу. И жаль, что он редко идет, поскольку билеты на него продаются сложнее, нежели на что-то легкое, развлекательное. Сейчас слово «антреприза» носит негативный характер, и не без оснований. Но антреприза антрепризе рознь. Есть очень достойные проекты. Для меня важно всегда, кто режиссер, кто партнер. И важно делать свою работу честно везде, при любых обстоятельствах. Например, с Геннадием Хазановым мы играем не только в «Крутых виражах» Театра Чехова, но и в «Городе миллионеров», который идет на нашей репертуарной ленкомовской сцене. Иными словами, я могу наблюдать за тем, каков Геннадий Викторович в антрепризе, а каков у нас. И, что называется, почувствуйте разницу – он всегда одинаково требовательный в работе, очень неравнодушный, серьезный артист. И я получаю такой заряд от общения с ним, что трудно передать! Поэтому антреприза тоже бывает качественной: все зависит только от тебя… И еще один момент – я пошла в антрепризу, поскольку накопились силы, возможности, опыт. И, конечно, хочется, чтобы все это было востребовано и родным театром. Я человек верный и преданный – рада служить. Главное правильно распоряжаться своим временем, рассчитывать силы, ведь долгое время я считала, что человеческие силы неисчерпаемы. Поэтому и отдыхать стыдилась, пока прошлой зимой не дошла до переутомления, истощения и капельниц. В моей семье решили, что если не могут заставить меня отдыхать, то надо научить хотя бы правильно восстанавливаться. Но вдруг со мной что-то произошло. В порядке исключения прошлой зимой съездила на море с сыном, и мне так понравилось! Теперь я думаю, почему не отдыхала раньше. Но если поставить меня перед выбором: работа или отдых, выберу, конечно, работу. Главное – честно делать свое дело. И результат будет зависеть от вложенной энергии, хотя он может проявиться не в том месте, где ты ожидаешь. Может, ты грядочку удобрял, а вода утекла под соседнюю сливу – она и принесла урожай. Наши силы не уходят зря, но понять это можно лишь спустя время.

...
Интервью с Анной Большовой / Журнал "Театрал", 03 февраля 2013 г.
Что смотреть осенью / Софья Миллер, Ваш досуг

«Крутые виражи»

Театр Антона Чехова на сцене Театра эстрады

сб. 14 октября

Что покажут: Непошлую комедию о трудностях любви.

Факт: Главная роль в пьесе Эрика Эссу была написана специально для Алена Делона, а досталась... Геннадию Хазанову. Поэтому и смысл истории перевернулся: драма превратилась в комедию.

...
Что смотреть осенью / Софья Миллер, Ваш досуг, 25 августа 2017 г.
...
Читать все отзывы
Оставить отзыв
Наверх